Репортаж | 30 Seconds To Mars в Москве | СК Олимпийский | 22.03.2015


В последние годы 30 Seconds To Mars претерпевают весьма занятное перевоплощение. Когда-то носившие статус нишевой рок-группы с подчёркнуто сложным звучанием, ребята плавно перекочевали в разряд этакого масштабного социального явления, где на первый план выходят даже не сами музыканты и их песни, а то, что творится вокруг них. 22 марта московская публика смогла убедиться в этом воочию.

Ларингит, лотерея и Ургант

Убедились бы ещё в пятницу, 20-го числа, но то ли солнечное затмение дало о себе знать, то ли петербуржская погода не прошла без последствий, но многим тысячам фанатов пришлось разойтись/разъехаться/разлететься по домам несолоно хлебавши. Джаред Лето вступил в неравную схватку с ларингитом, ввиду чего шоу пришлось передвинуть на воскресенье. Это решение группы и организаторов, само собой, понравилось далеко не всем — особенно сильно было разочарование саратовцев, отмотавших добрых 800 километров ради того, чтобы увидеть своих кумиров (запланированный концерт «Марсов» в Саратове так и не состоялся). Но как ни крути, причина уважительная – вот только возможно ли излечиться от ларингита за двое суток? Ох, не факт… Восьмой час вечера, потихоньку заполняющийся «Олимпийский» развлекается прослушиваемым поп-хитов (думаю, как минимум Waiting For Tonight от Дженнифер Лопез узнали все) и изучением расписания грядущих «мельничных» концертов. Периодически зал встряхивается коротеньким клипом, основой для которого служат фрагменты видео на Do Or Die. И удивительно – на эту запись фанаты реагируют чуть ли не столь же радостно, как и на живых братьев Лето. Равно как и на «глас свыше», рекомендующий всем зрителям в срочном порядке зарегистрироваться на официальном сайте «группы Тридцать Секунд До Марса» — господи, неужели так сложно выучить три с половиной слова на английском языке? – и тогда одному из поклонников якобы позвонил бы аж сам Джаред и пригласил бы счастливчика на сцену. Инициатива весьма и весьма сомнительная. Представьте такую ситуацию: побеждает, к примеру, обладатель билета на трибуну B. И сколько времени потребуется персоналу СК, чтобы доставить Избранного до пункта назначения? А если бы кто-то из зрителей-приколистов решил шутки ради предложить зарегистрироваться на сайте своему другу, не присутствующему в данный момент в Олимпийском? Впрочем мысли об этой лотерее улетучиваются, как только на «языке» сцены появляется Иван Ургант. Ничего себе, оказывается шутливая болтовня Вани с 30STM на Первом Канале была не такой уж и шутливой. Иван «неслучайно я сегодня в чёрном» Ургант нарочито серьёзным тоном принимается рассказывать притихшему в ожидании залу о том, как прошли последние два дня. О том, как он сидел у изголовья кровати Джареда в окружении множества докторов, как фронтмен Марсов рвался на сцену — «Это же Эшелон!» — а самому Урганту приходилось утихомиривать звезду с помощью малинового варенья. О группе «45 минут до МКАДа» в составе Лазарев/Михайлов/Лепс (Но мы же Россия, у нас есть таланты!). И, наконец, звучат восхитительные стихи

Шеннон Лето
Жарил котлеты
А Лето Джаред
Курицу жарил
А Милишевич Томо
Питается дома
И все они прямо сейчас готовы выйти к вам.

Как фанера над Москвой

И, собственно, после классического мастер-класса по конферансу от Ивана сцена заливается густым синим светом, а напряжение нагнетается грохочущей фоновой O Fortuna. В дело вступает свет – тысячи мобильных телефонов и прочих снимающих девайсов с одной стороны и десятки упругих световых лучей, прорезающих синеву в такт ударным с другой. И вот, в финальной фазе этой невероятно помпезной мелодии музыканты выбегают из-за кулис и занимают свои места. Начинаем?! Начинаем. Джаред – уже не Иисус, но ещё не Джокер – появляется на сцене в конвертообразном пончо и увы, невооружённым ухом заметно, что ларингит-таки не отступил. Партии вокала в Up In The Air (да и чего греха таить – в большинстве песен сегодняшнего сет-листа) подозрительно созвучна со студийным вариантом. Петь в полную силу Джареду Лето сегодня не под силу, через пару-тройку композиций он и сам признаётся в этом. Так что выручать голливудскую звезду приходится всем миром – где-то к микрофону прикладываются Томо и басист-сессионщик Стивен, где-то на сцену поднимается участник «Голоса» Александр Бон, а где-то вездесущие вокализы «Уа-а-а-а Уа-а-о» берут на себя зрители. Ну и подложки, подложки и ещё раз подложки – вокальные, электронные и инструментальные. Прискорбно, но сугубо в музыкальном плане Лето-младший сегодня практически ничего не показывает, даже гитару беря в руки лишь по большим-пребольшим праздникам (хотя последнее для фанатов 30STM сюрпризом не становится). Впрочем, главный козырь Джареда всё ещё при нём. Как говаривала Лиза Симпсон, «…он милый, не агрессивный, а своей улыбкой он оживил щеночка…». Джаред чертовски обаятелен, и традиционно непосредственен в общении со зрителями. Сегодня, к слову, одними из элементов этого общения становятся буханка хлеба (не повалявши не поешь) и чай с мёдом.

Марс Атакует!

Когда-то 30 Seconds To Mars породили Эшелон. И теперь Эшелон, бережно пестуемый группой, занимает всё большее место в жизни и творчестве группы. Джаред то призывает свою армию идти на войну (вопрос – с кем воевать-то собираетесь?), то учит их чуть ли не битловской мудрости «All we need is faith, faith is all we need». Клипы 30STM становятся всё масштабнее и многолюднее, всё больше хронометража видео отводится под откровения участников Эшелона. Эшелон транснационален, его члены говорят на разных языках – и композиции на двух последних на данный момент альбомах заполняются бесконечными хоровыми запевами без слов, дабы каждый эшелонец – японец, русский, бразилец, немец, и далее по списку – мог без каких-либо затруднений подпевать любимым песням. Джаред с пафосным благодушием Боно вещает залу о мире во всём мире, о любви между жителями РФ и США, о том, что именно у русских – самое большие сердца во всём мире… и даже несмотря на то, что эти слова он повторяет на каждом концерте российского тура, ему действительно хочется верить. Эх, кабы ещё и музыкальная составляющая 30 Seconds To Mars поспевала за социальной…

Вот оно такое, наше Лето

Ключевым эпизодом шоу становится акустическая десятиминутка ближе к финалу этого самого шоу. Предваряет её выход Шеннона на передний план. Молчаливый барабанщик берёт в руки гитару и в приглушённом свете играет тревожный перебор L490. И затем, буквально минуту спустя, мы видим одинокого Джареда. Впрочем, одиноким он остаётся совсем недолго – ему тут же составляет компанию парнишка по имени Арсений. Выясняется, что Арсений знает, что этого белобрысого хриплоголосого мужчину зовут Жора Лето (интересно, знает ли Джаред о таком музыканте, как Егор Летов?), и что Арсений любит пельмени. И вот он, кульминационный момент вечера: подкрепившись хлебом и мёдом, Лето принимается за подбор участников этакого хора Эшелона. Кто-то из этого отряда заслуживает от Джареда «Nu chto stoishch kak dub?!», кто-то безбожно фальшивит во время исполнения кусочка Beautiful Lie. Но нет худа без добра – Hurricane спета практически безупречно, а ответственный за это длинноволосый парень, улучив момент, толкает пылкую речь, обращённую как к музыкантам группы (благодарности), так и к саратовским поклонникам вышеупомянутой группы (соболезнования). И ещё кое-что… Только в этом акустическом блоке мы можем услышать классические вещи Марсов с второго и, если повезёт, первого альбомов. Да, не в оригинальной версии. Да, лишь частично. Но на фоне того, что 30STM принципиально игнорируют старый материал в основных сетах своих концертов, эти частицы былого разнообразия (при всей искренней любви автора к альбому This Is War) воспринимаются с невероятной ностальгией.

The End Of All Show

Томо Милишевич сегодня и швец, и жнец. Не снимая с плеча гитарного ремня, он то берёт на себя роль клавишника (End of All Days), то и вовсе принимается фигачить по стоящей неподалёку перкусии (Search and Destroy), оставляя единственным ответственным за мелодическую часть несчастного Стивена. Но именно гитара Томо вкупе с мощнейшими барабанами Шеннона дают сигнал для непременного финального аттракциона. В то время, как обзавёдшийся короной Джаред — Да здравствует король Джоффри! (с) – вытаскивает на сцену всё новые и новые человеческие единицы, инструменталисты вспоминают творчество двух величайших групп: Pantera и Metallica (Эх, куда ушли времена гитарно-альтернативного рубилова первых альбомов Марсов?). И вот сцена заполнена до отказа, одна из девчонок на ней переводит залу слова Джареда: «Пусть каждый парень возьмёт свою девушку или девушку, стоящую рядом, к себе на плечи!». И перед ощетинившейся довольными женскими телами фанзоной Лето принимается за финальную Closer to the Edge. И пусть даже полпесни за него поют Стивен и зал (спишем на больное горло), глаз действительно радуется, глядя на происходящую на сцене Олимпийского тусовку. И хочется согласиться с тем, что написано на сотнях маленьких плакатиков по всему залу — You Are Home. В такой атмосфере и впрямь чувствуешь себя как дома. А дома обычно не сердятся на своих родных, когда те болеют. С чистым сердцем отпускаем 30 Seconds To Mars в Уфу и ждём, когда в наши края снова приедет Лето. Во всех смысла этого слова.

Смотрим фото!



Музторг

Комментарии