Это до сих пор не очень поддаётся осознанию: одной из самых стадионных групп страны стали зож-панки, едва перевалившие десятилетний стаж. На оба московских концерта в честь альбома Это пройдёт уже сейчас ни одного билета, а впереди же ещё и тур, который наверняка охватит всю страну. В условиях, в лучшем случае, высокомерного игнорирования именитых критиков, это вообще-то серьёзная заявка на звание «самой народной группы».

Такой переменчивый статус надо подтверждать, и, желательно, новым альбомом. В прошлый раз это не то чтобы слишком удалось — В диапазоне между отчаянием и надеждой ругали и за избыток треков, и за общую однообразность стиля. И что же: вот вам семь треков вместо двух десятков, вот вам ска-духовые в дополнение к аскетично-экзальтированному панку. Ну что, довольны?


Фото - Наргиза Тохтасунова 

Сомнительно, что критики, которые придирались к повторяемости и публицистичности в текстах, теперь отстанут от группы. Публицистика никуда не делась, да и куда ей бы деться? Множество деталей, которые щедро рассыпаны по первым четырём трекам, выглядят даже не как сводка новостей, а как самые драматичные онлайны тех самых протестов лета 2019 года, да ещё и срифмованных с теми самыми пожарами. А лучшая песня альбома (и самая музыкально насыщенная) Нас догонит любовь так и вовсе увековечивает в стихах абсурдный «приговор за стаканчик» печально знаменитого «московского дела». И, по-хорошему, заслуживает экранизации. Если вдруг найдётся в России достаточно смелая съёмочная команда.

Что ещë привлекает внимание, кроме апелляции к самым кровоточащим ранам российского кризиса, так это неожиданно цельная интонация, с которой все эти песни — и плакатный заглавный хит, и пародийные отчасти ска-номера, и почти советски-романтическая концовка. Больше нет градиента от отчаяния к надежде.


Фото - Мария Дикова 

Надежда — тот самый флаг, под который Котляров и сотоварищи решили встать. Теперь даже довольно простые аллюзии и отсылки (а тут они есть и к Joy Division, и к Горькому, и к Ницше в текстах, а в музыке — к Ляпису Трубецкому) на общем прямом, публицистическом фоне все подчинены одной цели — указать слушателю, что всё-таки это не навсегда. Как не навсегда декабрь, январь, февраль и даже кровь там, где не хочет её прекращения уже который день бесящийся с нового альбома Захар Прилепин.

Однако это точно пройдёт. Как бы ни хотелось кому обратного.