Мода конца нулевых и десятых на пост-панк уже, в целом, выдыхается. Новых артистов в ретрожанре появляется не очень много, стёбно-юморной потенциал вычерпан до дна Кобылой и Трупоглазыми Жабами, а в фонотеках серьёзных музыкальных критиков всё больше места занимает рэп или невесть какой новый фрик-продукт. На руинах той моды, того инди-взрыва рубежа десятилетий, наиболее стойкие из героев волны подходят к тому, что пора подводить творческие итоги.

Вот и коллектив Sierpien Артёма Бурцева, выпуская альбом Игры, явно пытается подвести итоги долгого труда. Он начался ещё до Серпня, в первой заметной группе Артёма Пора Кончать, и отголоски которой в новом альбоме всё ещё слышно. Однако получившийся результат 2019 года и шире охватом, и глубже смыслом.


Фото - ВКонтакте 

Поскольку сама мода последних десяти лет на «посты» и «вейвы» носила ностальгический характер, альбом Игры старается выдерживать эту музыкальную стилистику «старой новой волны» во всём, от названий песен до конкретных аранжировочных ходов. Среди всплывающих образов успевают возникнуть одновременно и «Смехопанорама» и линчевский Чёрный Вигвам. И сам баритон бессменного лидера группы Артёма Бурцева нервным, хоть и подуставшим, сердцем бьётся между гипнотическим басом нового участника, ветерана московской сцены Данилы Бурмистрова, и его же ретровейвовыми клавишами.

На весь этот старательно выдержанный и даже немного ортодоксальный пост-панк органично ложатся воспоминания и размышления человека, который прощается с молодостью. Действительно, как-то очень быстро выяснилось, что уже тем двадцатилетним, которые косплеили The Mission и Joy Division, стало на десять лет больше. Виски седеют, пузо уже как мяч, а на насилие можно ответить только своим же половым бессилием. Вот эта ироническая строчка одного из главных хитов – идеальное, наиболее полное выражение всей интонации альбома. Сил нет ни на что, кроме иронии и воспоминаний о той нашей песенке КиШа.

Песенка про песенку КИШа (похоже, вполне конкретную — Наблюдателя с прорывного Акустического альбома), кстати, уверенно выглядит одним из самых больших хитов релиза. Хотя в той или иной мере хитовый потенциал есть у всех композиций. Некоторую важную драматургическую особенность нельзя не заметить — песни наибольшего потенциала распределены по всей длительности, и свои серьёзные эмоциональные пики есть в каждой из частей. От начальной Почти прошло к тем самым Не исправить, Песенке КИШа, Бессилию и финальным Романтичным мальчикам. Так что скучать пластинка точно не заставит, но не забудет вам лишний раз напомнить, что уже даже на эту ретро-эстетику мода проходит и проходит уверенно.

Призывы сделать что-либо снова великим и восстановить «историческую справедливость», возврат призраков и откапывание давно мëртвых стюардесс — были основным настроением десятых не только в политике, но и в искусстве. Весь десятилетний бум ребутов, ревайвлов, камбэков (или хотя бы ностальгии о них) выглядит попыткой музыки идти у этих призывов на поводу. Игры восстанавливают эту самую справедливость — напоминают, что ничего не исправить. Но можно весело оттопыриться на дискотеке.