Группа Thedor Bastard молчала пять лет прежде чем выпустить Волчью ягоду. И немудрено — Ветви являли собой самое настоящее совершенство со всех точек зрения — от музыкальной до словесной. Рискнуть после такого снова выпустить альбом — надо быть как минимум уверенным в том, что ты готов повторить старый успех. Отсутствием такой уверенности музыканты никогда не страдали, да и в пятилетний перерыв не сидели без дела. Ведь только такой группе с глубоко архаичной музыкальной атмосферой можно было доверить саундтрек к ремейку культовой игры Мор. Утопия (она же теперь Pathologic). Да и не только к ней, по словам Фёдора Сволочи, это вообще была колоссальная школа композиторского и аранжировочного труда.

Теперь — ироничная рифма с Утопией — новый альбом уже собственных песен, а не прикладных треков, выходит в самый разгар современного нам морового поветрия. Дюжина новых композиций, где на некоторых из них Яна Вева снова окунает нас в бездны пения на своём собственном конланге. Учитывая, что перед группой стояла очень амбициозная задача — показать себя на пике формы и выпустить самый настоящий opus magnum — внимание будет самым пристальным.


Фото - newsmuz.com 

На новой пластинке Фёдор Сволочь и сотоварищи решили отправить нас в лес. Буквально тема лесного путешествия, лесного быта и лесных духов там, где не показывается прямо, то подразумевается. И при этом, нам с самого начала лес заявлен территорией одновременно уютной и опасной. Собственно, на этот концептуальный замысел работает само название альбома. Ровно в честь одной из самых ядовитых и смертельных растительных обитательниц севера. Как известно, волчья ягода смертельна, а на альбоме злой и страшный серый волк появляется вполне во плоти — в роли того самого кусающего за бочок серенького волчка из колыбельной. Саундтрек скорее для стылого ноября, чем для пробуждающегося апреля, но можно считать его авансом на конец года. Кажется, никогда ещё просьба не ложиться на краю не звучала столь инфернально.

А инфернальность эта ведь появляется в альбоме не на пустом месте — и дело тут даже не в том, что она звучит в мрачной сцене в нашумевшем сериале Зулейха открывает глаза. Просто само по себе развитие альбома, ночное и психоделически тягучее, выводит нас на этот страх. В самых древних, самых шаманских верованиях человечества вообще очень много основано на постоянном страже и тревоге (которые совсем не родственники банальному сиюминутному испугу). И уж тем более это справедливо для нашего мира, где, совсем как в Твин Пиксе, совы не то, чем кажутся, а лес отнюдь не только для рифмы отпевает принцесс. Потому что даже принцессы тут — пища для архаичных, доэтических мрачных духов. Шорох листвы под ногами и треск сверчков — почти хруст костей душ на зубах этих самых духов.


Фото - Наталья Рыбакина

Однако даже после этого мрачного путешествия (которое особенно сильно поворачивает ко мраку на по-радийному ритмичном номере Камень, снег, металл), итоговый путь всё равно создаёт ощущение не только тревоги, но и чувство, что с возможным воплощением этих страхов и тревог можно будет справиться. Намекает на это второй большой хит альбома — завершающий его Fjorn Gaden, составленный из цитат из Младшей Эдды. То, что он не является чем-то осмысленным, скорее тоже работает на изначальную концепцию и обращается не к рассудку, но к духу. Ровно эти же соображения заставляют группу не ударяться в реконструкцию и в клипе на песню Лес — поскольку подлинная архаика требует не воссоздания правильных тканей и заклёпок, но именно прикосновения к настоящему духу древности и мистики.

Потому что настоящий мистический мир всегда параллелен нашему, современные городские легенды и суеверия во многом более живы и органичны тому самому архаическому, шаманскому духу леса, чем любые самые обвешанные оберегами реконструкторы. И где-то в лесу группы Theodor Bastard нас ждёт не только серенький волчок, но и, похоже, какой-то своеобразный русский Белый Вигвам.

Theodor Bastard