С Тимофеем мы встретились за час до концерта Рекорд Оркестра в клубе 16 тонн. «Ты что будешь? Чай, кофе? – заботливо осведомляется стильный, бородатый рокер из Владимира и почти извиняющимся тоном добавляет, — Я вот десерт есть буду, не против?» Конечно, не против. Bon appétit!

Фотоотчет | Рекорд Оркестр в Москве | 16 Тонн | 01.02.2018

Зажигательные владимирские парни Рекорд Оркестр устроили 01 февраля в клубе 16 тонн гипероктановую вечеринку в стиле «лезгино-балкано-латино-хулигано».
       05.02.2018     11:52    1 267

Роккульт: Как жизнь после Голоса? Прибавилось подписчиков? 

Тимофей Копылов: У меня лично да, прибавилось. Поскольку я шел туда один под собственным именем. И хотя группа принимала непосредственное участие в аранжировках, все же я пришел туда как Тимофей Копылов. И те, кто мной заинтересовались, наверняка, автоматически выходили на группу. Добавилось ли концертов – сказать не могу. Тут все в совокупности сыграло. До июля месяца прошлого года у нас был эксклюзивный договор с одной компанией по организации концертов. В июле он закончился, и как раз тогда начался кастинг в Голос. Мы стали концерты сами себе организовать, и их стало в разы больше, чем позволяли условия договора с той букинговой компанией.  Ну, и Голос, конечно, обратил внимание публики на то, что есть такой артист в такой-то группе.  Логичная последовательность развития событий.

Роккульт: Готовясь к интервью, я посмотрел все твои выступления на Голосе. Хочу спросить про песню, которую ты пел на слепых прослушиваниях — очень популярная на Балканах, но абсолютно неизвестная у нас Шукария. Почему именно эта песня, и не был ли такой ход риском, учитывая, что ты, как я знаю, несколько лет подавал заявку на участие в конкурсе?

Тимофей Копылов: Во втором сезоне я увидел Наргиз Закирову, которая исполняла Scorpions, и понял, что для рок-исполнителей на этом шоу двери открыты. Мне пришла идея подать туда заявку, я обсудил это с группой и подал [заявку]. Но ответ пришел только на  6 сезон. Меня позвали на кастинг, я его прошел, дальше было то, что видела вcя страна. Что касается слепых прослушиваний, то я предложил 10 песен, преимущественно рОковых. Но поскольку было несколько исполнителей, которые пели рок, организаторы посчитал этот номер [Шукария] ярким, ослепительным и необычным. И утвердили именно эту песню.  Хотя, честно говоря, нашему коллективу, который имеет в своем арсенале песню Лада Седан, которой повезло больше всего на шару попасть в ротацию федеральный радиостанций, хотелось представить на шоу голос несколько другой материал. Чтобы показать, что Рекорд Оркестр — это не только ценный мех, не только, грубо говоря,  Лада Седан и еще пять  похожих песен, которые есть в нашем репертуаре, но и что-то другое. Но в итоге, исполнил именно песню Чай Шукари, которая получила известность благодаря скандальному фильму Борат Саши Барона Коэна. А вообще, это народная песня македонских цыган.

Роккульт: Ты очень аутентично ее исполнил. Откуда такое чувство этой музыки, да и вообще балканской культуры?

Тимофей Копылов: Понимаешь, в чем суть — у нас у всех общая индоевропейская культура. Балканская музыка впитала в себя и южно-славянский фолк, музыку Османской империи и цыганскую жару, которая пришла к нам изначально из Индии. Квинтэссенция нашей родной индоевропейской музыки. И мне она близка, поскольку я живу в многонациональном государстве. Какие бы ни были мнения, хорошо это или плохо, такая вот данность. И все это оказывает на меня определенное влияние. Разная культура, разная кухня, разная музыка — я все впитываю и отзеркаливаю. Иногда получается хорошо, а иногда очень хорошо (смеется).

Роккульт: Из тех песен, что ты исполнял на проекте, все ли с тобой резонировали? Не было ли внутреннего диссонанса?

Тимофей Копылов: Те песни, которыми ты горишь на сто процентов, фактически не исполнялись. Но надо понимать, о чем вообще это шоу. Это правила игры, которые ты принимаешь, и в этом есть некий азарт и интерес. Безусловно, если ты выходишь и хочешь исполнить абсолютно никому не известную песню, чтобы показать какую-то неординарность, это круто. Но с другой стороны, у шоу есть своя аудитория, которая специально собирается в пятницу вечером у телевизор. Самое концертное время, как ты понимаешь. То есть это люди, которые не ходят на концерты, и удивлять их какими-то меломанскими изысками особо не получится, на мой взгляд. Поэтому ставка делается на проверенные временем турбохиты, которые  уже до этого могли исполняться, в том числе и на проекте. Для меня это было личным открытием. Потому что раньше, когда я смотрел передачу, то удивлялся тому, ну сколько раз можно петь песню I Will Always Love You или All by Myself. Неужели, дорогой мой артист, у тебя совсем нет фантазии? А артист находит некий компромисс, который устроит и эстета, и грубо говоря, обывателя, и артиста. И этих компромиссных вещей не так много. И к концу проекта, когда я стал вкуривать, что бы мог спеть, учитывая философию канала, наставника, шоу, песен оставалось очень мало.

Роккульт: Какие впечатления у тебя остались от твоего наставника Леонида Агутина?

Тимофей Копылов: Во-первых, он очередной раз подтвердил, что является первоклассным музыкантом. Во-вторых, он очень сильный  дипломат в общении. Он один из немногих наставников за историю шоу, который прислушивается ко мнению конкурсантов. Не будет ломать об колено, если понимает, что это не твой номер и ты не сможешь его спеть. Допустим, был случай, когда он мне предложил спеть песню Million Reasons Леди Гаги на этапе нокаутов. И в принципе песня мне нравится. По сути дела, по форме и гармонии — это кантри. А мы в группе раньше много играли и кантри, и блюз, и госпелл. Да и по лирике она мне близка. Когда мы в команде Агутина все знакомились друг с другом и наставником, мы пошли в караоке, где я спел эту песню. Я обычно не пою в караоке, просто она там была в списке, я и исполнил. А Леонид запомнил, что всем понравилось, и предложил ее исполнить спустя какое-то время. Мы с группой сделали аранжировку, которая нам очень зашла и прислали ему этот минус. И как раз у нас тогда концертов не было, все разъехались по отпускам. И тут мне звонит Агутин и говорит: «Слушай. Аранжировка отличная, но сама песня — говно. Ну, не хит она. Попробуй Human Rag’n’Bone Man». Я знаю, что эту песню уже пели на проектах и это такой заезженный уже хит годичной давности. Мне очень нравится  Rag’n’Bone Man, но как бы я к ней [песне] не подступался, не шла она у меня. И в итоге за день до генеральной репетиции, когда уже надо отправлять аранжировку «Фонографу» ( джаз-бенд Сергея Жилина, постоянный аранжировщик Голоса — А.Н) мы принимаем совместное решение, петь все же  Million Reasons. В итоге у «Фонографа» не было времени нашу аранжировку разобрать. И мы ее сыграли приблизительно так, как хотели, только уже на самом выступлении. И хотя были положительные отклики, в рамках шоу эта песня сильного резонанса не посеяла. А выложив свои потуги на тему  Human в интернете, резонанс вышел намного больше. Как бы я не ерепенился со своим мнением, уроком мне это все послужило. Конечно, у наставника и организаторов шоу опыт больше в том, где ты соберешь больше хайпа. Ты хочешь показать себя с какой неординарной стороны, но это не сработает, тут надо быть дипломатичным. Да и вообще тот жизненный опыт, накопившийся до проекта, привел меня к тому, что участвовать в этом шоу просто необходимо. Группа дальше никак не продвигается, нет ее ни на радио, ни на телевидении. А вот лет 10 назад, например, я бы не пошел на телеконкурс.


Роккульт: Сменим тему. Скажи, пожалуйста, честно, тебе нравится, что сделал Тимати с Ладой Седан?

Тимофей Копылов: Понимаешь, в чем суть. Я просто не слушаю такую музыку. Не мое это. И я не могу рассуждать, нравится мне это или нет. Я просто это не слушаю.

Роккульт: Но песню-то, тем не менее, разрешил использовать?

Тимофей Копылов: Это была не быстрая и очень непростая работа нашего юриста Андрюши Серана и Александры Носач, юриста компании Blackstar. Там было очень много вопросов о том, каким образом все это будет выглядеть. Будет ли там  «feat. Рекорд Оркестр» или не будет. Какие будут условия. Останется ли  эта песня за нами или перейдет компании Blackstar. Они в какой-то момент стали требовать, чтобы Рекорд Оркестр не исполнял ее на концертах.

Роккульт: Даже так!

Тимофей Копылов: Они очень жестко ведут диалог. Типа на вас обратили внимание сверху, а вы тут вообще о чем-то думаете.

Роккульт: С рэпером Lil Dik (один  из образов комика Сергея Мезенцева –А.Н.) вас как судьба свела?

Тимофей Копылов: До того, как с Серегой познакомиться, я дико угорал с его шоу вроде Реутов ТВ и Модный Диван. А потом Машка Рыбакова, ведущая программы Новости на Россия-24, нас с ним свела, сказав, что вы два, пардон, е..нутых человека должны друг с другом познакомиться. И мы, общаясь в соцсети, за два часа, бросая друг другу по фразе, наваяли текст. Получилась абсолютно бредовая, но забавная песня Питоновые ботинки. Должен был быть еще клип на эту песню, но он его так и не сделал. Бывает так, встречаешь человека, с которым у вас много точек соприкосновения в различных аспектах. Вот с Мезой у нас именно так и случилось. К тому же Серега — сатирик по сути, а у нас много сатирических ноток.

Роккульт: Следишь за русским рэпом?

Тимофей Копылов: Не сказал бы. Я слушал последний альбом Ноганно, слушаю периодически, что выпускает Кровосток. Некоторые темы мне не особо близки. Особенно те, что касаются наркомании и т. д. Но в плане стихосложения, это, конечно, интересно. А я еще мне понравился чувак тоже с Газгольдера. Как же его? (копается в телефоне)

Роккульт: Скриптонит?

Тимофей Копылов: Нет, Скриптонит мне что-то не зашел.  Нет, этот новый какой-то, у него есть трек Молодость, я его себе добавил.  T-Fest, во! А еще лет десять назад я слушал Витю АК.

Роккульт: Я не случайно заговорил о рэпе, хоть и представляю рок-издание, поскольку рэп  сегодня явно на пике. Это, безусловно, самая актуальная, бурно развивающаяся, резонирующая со временем музыка в нашей стране, как бы это кому не нравилось. Рок-музыка по большому счету находится в диаметрально противоположной точке  Есть, конечно, мэтры-традиционалисты, есть набирающая ход, так называемая Новая волна…

Тимофей Копылов: Подожди, есть еще и Noize MC, который и на том берегу, и на этом. Мне посчастливилось с ним познакомиться. Его прет не по-детски. Он сочиняет просто на ходу, разговаривая с тобой. И очень простой в общении парень.

Роккульт: Закончу вопрос. В существующем положении вещей в нашей музыке, какое, на твой взгляд, место занимает Рекорд Оркестр?

Тимофей Копылов: Рекорд Оркестр — самый нестильный коллектив. Если взять наш концертный репертуар, то есть пять песен в стиле «лезгино-балкано», еще две — это классический гитарный рок, еще три босановы, какие-то еще экспериментальные истории. Понимаешь, я вижу это так. Есть некие стихи, есть некая лирическая идея, требующая воплощения в музыке. А дальше уже выбираются инструменты, краски. Например, можно Ладу Седан сделать в босанове, но она не прозвучит. Или нашу песню Воронеж ты же не будешь делать ее в стиле кантри или ска. Мы, конечно, и сами по себе, но и при этом во многом в рок-традиции существуем. Я бы даже так сказал,  Рекорд Оркестр — это расширенная бардовская история с очень классными музыкантами и аранжировщиками и с текстами, которые я иногда пишу, но не так часто, как хотелось.

Роккульт: В одном интервью ты сказал: «Я никогда не выпивал. Я дитя антиалкогольный кампании Горбачева». Рок-звезда и не выпивал. Как такое возможно?

Тимофей Копылов: Да, это так. Я ни разу в жизни не пробовал алкоголь. Я не вижу здесь противоречия. Рок — это всегда против, как это банально ни звучало. Когда живешь в крепко бухающем обществе…Слава Богу, сейчас пить  меньше стали. В 90-е, в годы моего становления бухали безбожно. В провинции, в районных центрах до сих пор лопают  от некой безысходности, из-за влияния СМИ, фильмов, которые закладывают некий психоделический паттерн радости. Горе в семье — бухай, какие-то проблемы — надо выпить, жена ушла — закури и нажрись. Грубо говоря, это мейнстрим-волна уже. Какой-тут рок-н-ролл? Как пел  Шнур: «Какой в п…у рок-н-ролл, я просто женщин порол и пьяный путал подъезд». Понимаешь, тут он признается, что у него с рок-н-роллом нет ничего общего. Никакого противления системе, просто человек плывет по течению. Это его образ жизни, он в этом купается. Такой образ идеального собутыльника и для работника ручного труда, банковской сферы, интеллигенции, для всех.

Роккульт: Редкий ты случай для рок-музыки, тем более в нашей стране. Поговорим о релизах. Что-нибудь намечается?

Тимофей Копылов: Мы, наконец-то, впервые решили поступить по-взрослому и выпустить альбом на лейбле. Материала накопилось предостаточно. Но ввиду нашей опять же стилистической разрозненности, те лейблы, на которых мы бы хотели выпускаться, нас у себя не видят. Или же не предлагают дальнейшего продвижения в плане радио, а нам это интересно. Вот у нас есть песня Один против всех про Муаммара Каддафи и песня Воронеж, которая из совсем другой оперы. И эти ребята чешут затылки и говорят: « Б..ь, а кому это будем продавать?» Здесь нужно собрать единую такую симфонию и уже выпускать. Мы понимаем, что очень тормозим этот процесс. Некоторые песни, которые мы написали за последние 7 лет, устарели идеологически. Есть еще момент финансовый. Сегодняшние реалии таковы, что одной песни не хватает. Люди хотят видеть движущиеся картинки. Нужен видеоклип, что ведет нас к деньгам, нужна раскрутка клипа — снова на это нужны деньги. Соответственно, Рекорд Оркестр даже при наличии продюсера не может  выпустить такой пакет: песня-клип-продвижение. Еще не факт, что он будет работать. Или же продюсер говорит: «Я готов вложиться в эту песню, если она есть на радио». А на радио говорят: «Мы станем ее крутить, если она станет хитом в интернете». То есть, понимаешь — Васька дома, а Машки нет.

Роккульт: Ну, и напоследок. Я недавно посмотрел очень классный документальный фильм Про Рок, где на примере трех молодых свердловских групп, отобранных из большого числа претендентов и получивших шанс быть услышанным, показано, насколько непрост путь музыканта, как в наше время да и в любое время вообще. Как мечты и чаяния разбиваются о стену быта, собственного раздолбайства или полного непонимания публики. История твоей группы в этом плане весьма показательна.  Считая The Blackmailers [коллектив, который впоследствии трансформировался в Рекорд Оркестр — примечание], ты без малого 20 лет в музыке, а признание стало приходить относительно недавно и постепенно растет. Что бы ты сказал молодым коллективам, которые начинают свой путь и обязательно столкнутся с подобными трудностями.

Тимофей Копылов: Совет один  — больше писать на родном языке, прислушиваться к себе. Если не получается писать хорошие тексты, найди поэта, который тебе близок по вкусу. Люди сегодня сейчас не хотят слышать, условно говоря,  «фирму». Типа наши тоже могут петь, как Guns’n’Roses. Люди хотят слушать некую лирическую идею в первую очередь. И больше выступать. Выступать, записывать. Записывать и выступать. Снимать видео. Не ждать ни от кого милости. Типа я купил новую гитару, напишу песню — и на меня обратит внимание продюсер. Так не было и не будет никогда. Тот же Саша «Чача» Иванов пять лет ездил с Наивом за свой счет. Как, собственно, и Рекорд Оркестр, за пожрать и поспать не в самом лучшем общежитии без постельного белья. Это все было. Сначала ты работаешь на имя, затем имя на тебя. Банальщина, конечно, но так и есть. В общем, надо больше писать, больше выступать, ездить за свои бабки и просто понять, что музыка на первом этапе, который может затянуться чуть ли не на всю жизнь — очень  дорогостоящее хобби. Потянешь ты или нет – вот в чем вопрос. Причем, чем дальше ты будешь расти, тем больше оборудования тебе понадобится. Оно дорогущее. Это, б..ь, реально дорого.  Но если ты этим горишь — все получится. Если же все просто ради того, чтобы покрасоваться — то это пройдет.