Один из самых важных и необходимых типов артистов — это артисты-пародисты, артисты-трикстеры, которые своим творчеством вскрывают абсурдность жизни. А заодно и тех жанров, в которых играют сами. Российская эстрада тоже была всегда богата на такие таланты — были в нашей истории и Среднерусская возвышенность, и Ногу свело, и до некоторой степени Ундервуд с Аукцыоном. Но каждый раз время подбрасывает новые поводы для того, чтобы шутить и иронизировать. В последние несколько лет на место самых выдающихся пародистов и иронистов российской андеграундной сцены все увереннее метит московская команда Антона Вагина с запоминающимся названием Кобыла и Трупоглазые Жабы Искали Цезию, Нашли Поздно Утром Свистящего Хна.

Это странное, корявое и непроизносимое название — важнейшая часть концепции группы. которая вся укладывается в идею максимального абсурда. Первая реакция любого, кто сталкивался с группой: «что это за хрень вообще?». Тем более, что долгие годы это вообще был инструментальный проект, обыгрывавший штампы то инди-рока, то инди-электроники восьмидесятых и нулевых. В 2015 абсурдизм достиг своеобразного пика в виде альбома с стинтипоп-хитами вроде Молох и Мартин Лютер Кинг. Это был своеобразный пик популярности группы, но развитие требовало дальнейших источников вдохновения.


Так вот, кажется, они найдены. Альбом «Единственный нормальный рэп» можно считать своеобразны отражением нашего времени, когда главным из музыкальных жанров для нас является баттл-рэп и бесконечны диссы, так что было бы странно, если бы Антон Вагин обошел новую моду вниманием.

Своеобразным пиком всей концепции нового альбома стоит считать первый сингл Сербский деспотат, который, как всегда, полон тех слов, которые слушатели потом будут гуглить, расширяя границы познания. Эта фишка с группой была всегда, да и Анти-Дюринг заставляет вспомнить о бесконечных «распадах петросовета» и «меньшевистских Грузиях», которые проскакивали в репертуаре группы прежде.

Революционная эстетика марксизма всегда играла в образе важную роль. Не забыл Вагин и влюбившихся в палеонтологические образы прошлого поклонников, больно пнув их Моим любимым треком, сплошь состоящим из слова «динозавры». Да, динозавры, а что, вы ж сами просили. Ну и конечно нужно понимать, что важная часть амплуа группы — абсурдная дискотека. Ровно за этим крохотный релиз из шести треков заканчивают Ритмы Византии, словно отрываясь от заданной хип-хоповой концепции остального альбома.

Сложно сказать,является ли этот альбом для Кобылы шагом вперед, назад или еще куда-то. И стоянием на месте. Кобыла и Трупоглазые жабы действуют на какой-то очень своей волне абсурдных текстов, странных сэмплов (то скачанных, то своих), в рамках которой движение, конечно, происходит, но есть ли у него вектор? Оно развивается по каким-то своим законам, которые неподвластны нашей традиционной физике.